Колокола могильно пели.
      В домах прощались, во дворе
      Венок плели, кружась, метели
      Тебе, мой город на горе.
      Теперь один снесёшь ты муки
      Под сень соборного креста.
      Я помню, помню день разлуки,
      В канун Рождения Христа,
      И не забуду звон унылый
      Среди снегов декабрьских вьюг
      И бешеный галоп кобылы,
      Меня бросающей на юг.
     
      * * *
      Не выдаст моя кобылица,
      Не лопнет подпруга седла.
      Дымится в Задоньи, курится
      Седая февральская мгла.
      Встаёт за могилой могила,
      Темнеет калмыцкая твердь,
      И где-то правее - Корнилов,
      В метелях идущий на смерть.
      Запомним, запомним до гроба
      Жестокую юность свою,
      Дымящийся гребень сугроба,
      Победу и гибель в бою,
      Тоску безысходного гона,
      Тревоги в морозных ночах,
      Да блеск тускловатый погона
      На хрупких, на детских плечах.
      Мы отдали всё, что имели,
      Тебе, восемнадцатый год,
      Твоей азиатской метели
      Степной - за Россию - поход.
     
      * * *
      Мы шли в сухой и пыльной мгле
      По раскалённой крымской глине,
      Бахчисарай, как хан в седле,
      Дремал в глубокой котловине.
     
      И в этот день в Чуфут-Кале,
      Сорвав бессмертники сухие,
      Я выцарапал на скале:
      Двадцатый год - прощай, Россия.

Категория: Туроверов Н.Н.   Опубликовано 28.09.2015 10:33  Автор: Администратор   Просмотров: 697 Печать

Севастопольская пластунская сотня

(C) 2013 Monev Software LLC - www.joomlaxtc.com