Осенью 1799 г. в небольшом родовом хуторе в юрте Переяславского куреня появился на свет будущий атаман Черноморского (Кубанского) казачьего войска Яков Герасимович Кухаренко. Здесь, на берегу степной речки Бейсуг, прошли его детские и юношеские годы. А 16 января 1811 г. впечатлительный, способный от природы мальчик после вдохновенного напутствия протоиерея Кирилла Васильевича Россинского с волнением переступил порог подготовительного класса екатеринодарского уездного училища. В те времена учение было делом недолгим. Уже весной 1814 г. Кухаренко с успехом заканчивает сие учебное заведение, а летом худощавый пятнадцатилетний юноша был приписан сотенным есаулом в четвертую конно-артиллерийскую роту, несшую службу на пограничных казачьих кордонах. В 1823 г. ему было присвоено первое офицерское звание. Вместе с молодым офицером от кордона к кордону кочевала на дне его походного сундучка бережно завернутая в чистый рушник стопка книг и заветная тетрадочка, куда заносились собственные мысли и первые литературные опыты.
Как ни скрывал казак своего сочинительства, слух о его талантах все ширился, пока не достиг казачьей столицы, где весьма заинтересовались перспективным офицером. 19 декабря 1833 г. черноморское дворянство избирает Кухаренко асессором войсковой канцелярии и исполняющим должность войскового прокурора. Переезд в Екатеринодар совпал с женитьбой, хлопотами по устройству на новом месте, рождением первенца. И вот - ответственейшее поручение - работа по составлению истории родного Черноморского войска. Рукопись, озаглавленная "Обозрение исторических фактов о Войске Черноморском" была завершена в мае 1836 г.
Такое тесное соприкосновение с историей казачьего края для Кухаренко не проходит бесследно. В том же 1836 г. он сочиняет драму "Черноморский быт" - веселую жизнерадостную оперетту с песнями и танцами из жизни первых кубанских поселенцев. В сценической обработке М. Старицкого и с музыкой великого украинского композитора М.Лысенко она до сих пор входит в классический репертуар украинского музыкального театра.
Новый импульс творчеству писателя придало его личное знакомство с Т.Шевченко, состоявшееся в январе 1841 г. и переросшее затем в многолетнюю дружбу. Первая половина 40-х годов - очень плодотворное время для Якова Герасимовича. Из-под его пера выходит цикл этнографических очерков: "Запорожский аркуш” ("Казак Мамай"), "Вороной конь", "Сиротливый язык", "Овцы и чабаны в Черномории", "Пластуны". Писатель заводит знакомство и вступает в деятельную переписку с актером М.Щепкиным, филологом И.Срезневским, историками Н.Костомаровым, К.Сементовским и А.Метлинским, поэтом А.Корсуном, известным романистом и издателем П.Кулишом. По просьбе своих друзей, определявших тогда лицо украинской культуры и литературы, он собирает и отправляет в Харьков (средоточие украинского романтизма) "запорожскую старовыну": казачьи песни, пословицы и поговорки. Мечтает он и о том, чтобы увидеть напечатанными ("хоть на тетрадных политурках") свои собственные сочинения. Но тогда этому не суждено было сбыться. Вскоре тяжкий удар был нанесен по Кирилло-мефодиевскому братству, куда входило большинство друзей Якова Герасимовича. Судьба разметала их по многолетним ссылкам. И лишь тоненькая ниточка конспиративной переписки соединяет кубанского казака с томящимся в астраханских песках Т.Шевченко, да отводится душа во время редких московских встреч с М.Щепкиным.

Впрочем, дружба с опальными братчиками (зафиксированная в жандармских документах), никак не сказалась на восхождении Я.Г. Кухаренко по служебной лестнице. В 1851 г. он представляет Войско в Департаменте военных поселений в Санкт-Петербурге, откуда его командируют на должность Атамана Азовского казачьего войска. Вскоре он возвращается на родной Черноморский Кош начальником штаба, исполняющим обязанности атамана Черноморского казачьего войска. Тем неожиданнее была отставка в 1856 г., вызванная клеветой тайных и явных врагов. Несколько лет отставленный генерал-майор проведет в хуторском затворничестве. Покуривая люльку и зачарованно всматриваясь в заоконную даль, седеющий атаман будет поджидать: не зазвенит ли под окном колокольчик почтовой тройки, возвещая о прибытии любезного сердцу Тараса Григорьевича. В минуты элегических раздумий он возвращается к судьбам героев своей комедии "Черноморский быт" - пишет ее вторую часть.
В 1861 г. Я.Г. Кухаренко неожиданно поставили во главе черноморцев, предназначенных правительством для переселения в Закубанье. Власти таким образом попытались использовать авторитет заслуженного казачьего генерала для весьма непопулярной меры. Это назначение сильно повредила популярности писателя среди земляков - казаки переселяться отказались. Убежденный государственник тщетно взывал к казачьему долгу, настроив против себя и ветеранов, и молодое, демократически настроенное офицерство. Времена изменились, и казачество, помимо обременительных обязанностей по колонизации присоединяемых к России земель, хотело иметь еще и права на спокойную, обеспеченную жизнь своих семейств. Вот когда сработала мина, заложенная в знаменитых указах Екатерины II, о разорении Сечи и переселении черноморцев на Кубань! Императрица напомнила вольным запорожцам, что "вже треба женытыся" (выражаясь словами первого казачьего поэта А.Головатого)! Исполнив августейший совет, казаки, помимо Бога, Царя и Отечества (Родины), получили над собою еще и родыну (семью), т.е. жинку с кучей постукивающих ложками ребятишек. Про атамана, замахнувшегося на их благополучие, казаки сложили обидную песню "Бодай тоби Кухарэнко...", которую и сегодня еще поют в закубанских станицах потомки тех первых переселенцев.
Как компенсация за новые неудачи в Петербурге в журнале "Основа", издававшемся при участии П.Кулиша и Т.Шевченко, начинают публиковаться его сочинения 30 - 40 гг. Яков Герасимович обещает редакции доработать и свои новые, остающиеся пока в черновиках рукописи. Но в жизни этого человека удачи с упорной периодичностью чередуются с невзгодами. Вызванный по делам службы в Ставрополь, Кухаренко в ночь на 19 на 20 сентября 1862 г. был захвачен в дороге партией конных черкесов. 26 сентября от полученных ран и мучительных переживаний бесстрашный воин и писатель скончался в плену у горцев в небольшом лесном ауле под Майкопом. За огромные деньги, взятые семьею в долг, тело Якова Герасимовича было выкуплено и похоронено на екатеринодарском загороднем кладбище. В 1895 г. его останки были перенесены на погост Воскресенской церкви, поближе к могилам первых казачьих патриархов. В начале безбожных 30-х гг. собор был уничтожен, а кладбище разорено. Согласно заведенной кубанскими коммунистами традиции, на могилах славных сыновей Кубани устроили заасфальтированную спортивную площадку. На ней восстанавливают свои физические силы юные пациенты расположенной на территории бывшего собора краевой детской больницы. Но вот вопрос: восстановят ли они на ней силы духовные?

Очерк "Пластуны" взят с сайта http://www.spas.net.ua/index.php/news/full/318
За что великая им благодарность!

Категория: Мемуары   Опубликовано 04.12.2016 13:06  Автор: Администратор   Просмотров: 601 Печать

Севастопольская пластунская сотня

(C) 2013 Monev Software LLC - www.joomlaxtc.com